Интернет: мода на безграмотность.

 Исчезающе мало сегодня в метро пассажиров с книгами в руках. Зато повсюду гаджеты – мобильные телефоны, планшеты, плееры… Шелест «живых», не электронных книг сменился музыкой из наушников, сигналами смартфонов, постукиванием пальцев по клавишам. Вай-фай в московском метро – самое красноречивое свидетельство смены эпох: с книжной – на цифровую.
Помните сказку Г. Х. Андерсена «Калоши счастья» о советнике Кнапе, перепутавшем в прихожей свои калоши с волшебными и незаметно для себя оказавшемся в Средневековье? Вот так и мы незаметно оказались в новой эпохе – эпохе Интернета, уплотнившей время, ускорившей нашу жизнь и изменившей наш язык.

Вытеснит ли Википедия Даля?
«Словарь – это Вселенная в алфавитном порядке», – писал Вольтер. Мы упаковываем добытые знания в словари и предаем их следующим поколениям. Это как капсулы в будущее с посланиями о нашей жизни и надеждой на прочтение и понимание нас сегодняшних.
Но у словарей есть и практическая, утилитарная функция. Мы их листаем, когда нужно понять новые или незнакомые слова, грамотно написать и грамотно произнести нужные нам фразы, подобрать синонимы и узнать о происхождении слов. Энциклопедические, толковые, словообразовательные словари, словари синонимов, антонимов, паронимов, новых и заимствованных слов, орфографические и орфоэпические, этимологические и фразеологические… Один только список существующих словарей сам по себе вызывает восхищение: сколько мы уже знаем о нашем мире и насколько богат наш родной язык!
Когда я училась в аспирантуре, мой руководитель, профессор В. П. Вомперский, заведовавший отделом истории русского языка Института русского языка РАН, рассказывал нам о том, как составлялись академические словари в дореволюционной России. Это была серьёзная, кропотливая и неспешная работа. Чтобы включить какое-либо слово в будущий словарь, академики рассылали письма известным ученым, публичным деятелям, писателям и собирали их мнения об этом слове. Потом подробно обсуждали его, даже спорили. В таких муках и рождалась словарная статья.

Культ и культура словарей уходит в прошлое.
Отдельная наука – чтение словарей. Теперь уже я своим студентам объясняю, что существуют разные принципы их составления: гнездовой, когда в статье «аккумулируются» родственные слова, и алфавитный, когда слова располагаются по алфавиту. Объясняю, как расшифровывать словарные пометы: м. – мужской род, -а – окончание слова в Р. п. Читать словарь непросто.
Читать непросто, листать в поисках нужного слова долго, да и места много в книжном шкафу занимает. Культ и культура словарей уходит в прошлое. Сегодня все слова в нашем компьютере доступны в один клик. Интернет – это библиотека, которая всегда под рукой. Удобно, быстро и несложно. Легко быть грамотным в эпоху Интернета! Гугл нам в любой момент поможет. И Википедия всё объяснит. Только не всё то золото, что блестит.
Нет, я не против Вики-словаря, я сама им пользуюсь. Но не доверяю. Самая большая проблема интернет-эпохи – это потеря авторитетов и «размывание» авторства. На кого мы ориентируемся, глядя на мгновенные результаты поиска? И задаем ли мы себе вопрос: какой ответ достовернее?
Википедия – настоящий символ интернет-эпохи. Авторы – не учёные и не эксперты. Авторов нет. Народная энциклопедия не несёт ответственности за предлагаемые ею толкования. Википедия сродни фольклору: каждый может «перепеть» статью на свой лад, кто-то лучше, кто-то хуже. А есть ли время у настоящих учёных каждый раз выверять и выправлять нескончаемый текст? И можно ли доверять подобным текстам?

Всё, что сегодня попадёт в Интернет, завтра станет всеобщим и обязательным. Мы все живем в интернет-эпоху и приспосабливаемся под её законы.
Как в сказке: «Горшочек, вари!», даже страшновато становится – не затопит ли Википедия всю нашу культуру? Мы получили массовый словарь для массового сознания. Но медиакультура – это всё-таки культура.
Интернет-эпоха пока только ставит вопросы. И эти вопросы уже пора начинать решать.

Долой пунктуацию с корабля современности
На XIII Конгрессе МАПРЯЛ в Гранаде, который прошёл в сентябре 2015 года, отдельная секция была посвящена языку Интернета. Один из уважаемых московских профессоров выступил с весьма оригинальным докладом о роли запятой в смс и в интернет-общении. Поскольку переключать регистры в наших гаджетах, чтобы поставить нужный знак, неудобно, то хорошо бы запятую упразднить и оставить только точку: точку как точку (в конце предложения) и точку вместо запятой. Вот такая, в том числе и технологическая, целесообразность реформы пунктуации, «современный» взгляд на «устаревшую» систему письма.
Пафос выступления не был направлен против всего языка. Революцию предлагалось совершить только в отдельно взятой сфере нашей коммуникации – в Интернете. Но ведь всё, что сегодня попадёт в Интернет, завтра станет всеобщим и обязательным. Мы все живем в интернет-эпоху и приспосабливаемся под её законы.
Если профессор предложил упразднить запятую, то студенты отменили и точку. И притом не из лени и не из-за современных технологий. А из высоких стилистических принципов. Всё, оказывается, объясняется психологией общения. Точка, по их мнению, – жёсткий знак. И точку в конце послания наша молодёжь ставит, только если очень сердится. Так формируется новый коммуникативный код Интернета.
Один из моих магистрантов сказал, что он осознанно не использует пунктуацию в общении с друзьями. В этом – особый вкус свободы. Но в официальной переписке все стараются придерживаться правил. Это как костюм – для торжественного вечера, а джинсы – для прогулки в лесу.
И это магистры, будущие и уже состоявшиеся журналисты, для которых язык – рабочий инструмент, всегда должен быть отточен, очищен и отлажен. Что же говорить о других? Не придется ли нам смириться с тем, что в одном из сегментов нашего языка – в дружеском, неофициальном общении – будет происходить игра без правил или по неписаным правилам? И это ещё один вопрос, поставленный интернет-эпохой.
На пороге новой грамотности
Кажется, совсем недавно лингвисты яростно сражались с повальным увлечением в Интернете «языком падонкафф». Хотя и высказывались предположения, что этот вирус был запущен самими лингвистами: чтобы писать слова навыворот, нужно знать, как они пишутся правильно. Лингвистическая шутка породила моду на безграмотность. Хорошо, что любая мода потому и мода, что скоротечна. И сегодня «аффтар жжот», «аффтар выпей йаду», «ржу не могу» и другие «жемчужины» этого варианта языка – уже атавизм. Они останутся как маркеры эпохи «первоначального Интернета» и как казус в истории русского языка.

Интернет, как и любая революция, насыщен экспериментами, в том числе и в области языка.
Но на смену пришли другие увлечения, новая мода. Интернет, как и любая революция, насыщен экспериментами, в том числе и в области языка.
Мне приходилось писать о том, что в перестройку в газетах был популярен нестандартный, окказиональный, т. е. «случайный», способ словообразования: стяжение словосочетания с помощью нескольких дефисов: «человек-с-улицы», «страна-которой-нет» и т. п. «Мальчик-с-пальчик» из сказки «распространился» на язык газет.
Сегодня имя другой сказочной героини становится примером для словообразования в Интернете. Помните Пеппи Длинныйчулок? Длинныйчулок – это тоже стяжение словосочетания в одно слово. И такое необычное слово обращает на себя внимание и хорошо запоминается. Оно образно, хотя это и не метафора. Оно ёмко и звучно. Не случайно на конкурсе «Слово года», проводившемся в 2014 г. среди интернет-пользователей, в лидирующую тройку выбилось «крымнаш».
Такие интернет-слова способны оказать влияние на общую культуру речи и стать предвестниками новой интернет-грамотности. Посмотрите на хештеги: #купиубабки (призыв волгоградской молодёжи поддержать бабушек, торгующих продуктами с собственной грядки), #ждеммост (крымчане, действительно, его ждут) и т. п. Ведь подобные хештеги и большинство других созданы именно окказиональным способом. Их окказиональность и «одноразовость» не помешала им прочно войти в интернет-язык и занять в нём своё место.
Услужливый автокорректор опаснее врага
Безудержная скорость нашего интернет-общения сокращает расстояния, убыстряет время. Нам некогда задумываться над правильностью речи, нам нужно срочно отправить сообщение. И Интернет услужливо предлагает помощь – автокорректор. После точки маленькая буква сама вырастет до большой. Сомнительно написанное слово подчеркнётся красной линией, как бы сигнализируя: «Исправь меня!». Удобно. Можно не отвлекаться на грамматику и предаться свободному полету мысли. Автокорректор даже сам дописывает слова.
Моя дипломница настолько привыкла к тому, что автокорректор работает за неё, что оставила брату записку: «Дай ки мя», и очень удивилась, когда её любимый Барсик остался голоден, ведь брат не понял, что в записке была просьба «дать киске мясо». Интернет разрешает небрежность. Он отучивает тщательно прописывать свои мысли, тем самым упрощая не только речь, но и наше сознание.
Я отключила автокорректор в своем планшете. Написала подруге: «Надюшка, завтра встретимся». «Завтра» Надежда смотрела на меня хмуро. В её планшете моё письмо начиналось: «Гадюшник, …»
Интернет – это, наверное, навсегда. Нам надо научиться с ним жить, им пользоваться – и не разрушить нашу культуру и наш язык.
Наталья Клушина, профессор кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова

Наталья Клушина.

Источник: http://rusnardom.ru/natalya-klushina-internet-moda-na-bezgramotnost/

Обсудить у себя 4
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Русский язык
Участников: 299